23:11 

Небо без звезд. Глава 2 - Отшельник

Xian
I'm an alien, I'm a legal alien (c)
Disclaimer: DMC - Capcom, Warhammer 40000 - Games Workshop.


-1-
Кто взял мой хрустальный шар,
Не спросив меня?
Кто мне яду подмешал
Среди бела дня?
© Ария
- Так и будешь спать весь день? Я-то не против, только потом не удивляйся, когда я наградой распоряжусь по своему усмотрению. – Верджил, в плаще и сапогах, стоял у приоткрытой двери.
Данте сел в постели и мрачно посмотрел на близнеца. Он терпеть не мог таких пробуждений.
- Что ты ко мне цепляешься? Договорились же вчера, что ты ищешь в своих источниках, а я в своих. В архив тебя в любое время дня и ночи пустят. А наемники и прочая публика днем в барах не сидят. Что я должен, по улице ходить и спрашивать: "А вы ничего не знаете про такую компанию - Кустос Аэтернам", что ли?
Младший псайкер слез с кровати, потянулся и широко зевнул. Спать было так хорошо. Ну и что, что он, говоря по-честному, уже давно проснулся? Дремать было не менее приятно. Грань сна и яви - уютное местечко. Ты еще не принадлежишь этому миру, но уже осознаешь себя. Мыслям уже успеваешь придать форму, но они еще ленивые и непредсказуемые, как первые мухи под весенним дождем.
- И вообще, доброе утро, Верджил.
- Уже день. А днем ты можешь по сети поискать.
Данте потер глаза и вдруг почему-то вспомнил, как когда-то в детстве Ева - называть ее по-другому было больно до сих пор - сказала ему, что штучки, которые по утрам обнаруживаешь в уголках глаз, - это остатки сновидений. Он потряс головой, отгоняя непрошеные воспоминания.
Верджил улыбался уголками губ. Улыбка была хорошая, мирная. Старший редко так улыбался, и Данте решил, что ради этого стоило подняться на полчаса раньше. Да что там, даже в шесть утра. Он склонил голову набок и улыбнулся в ответ, чуть щуря глаза, как греющийся на солнышке кот.
- Раз ты все же проснулся, я пойду. Увидимся вечером. Во сколько планируешь вернуться?
- Да не знаю, как пойдет. - Данте натянул штаны, выцветшие и потертые, нашарил в куче одежды на стуле футболку и вышел в прихожую вслед за братом. - Удачи тебе.
- Взаимно.
Старший хлопнул младшего по подставленной ладони, отпер дверь и вышел.
Данте покосился на часы на стене – было двенадцать – и вздохнул. Он не особо любил оставаться дома в одиночестве. Уж лучше пойти пошататься по городу, чем сидеть одному в пустой квартире, зевая до хруста и думая о всякой ерунде. Псайкер передернул плечами и пошел умываться, нарочито шлепая босыми ногами по прохладному полу.

В баре «Кровавая награда», пятом или шестом за сегодня, как и во всех предыдущих, было темновато и жутко накурено. Дым белыми столбиками тянулся к потолку, кольцами висел в воздухе, забивался в самое горло, ел глаза. Сигаретную вонь Данте ненавидел - пока к ней приспособишься, пока вычленишь остальные запахи, полуслепым себя чувствуешь. Стараясь дышать пореже, он подошел к стойке и уселся на высокий табурет с порядком вытертым сиденьем.
- Эй, Вилмер, как жизнь?
- А, Данте. Да всё как обычно, все та же хрень. Ты прошвырнуться или работу ищешь? - Не считая аугметического зрительного протеза на месте правого глаза, Вилмер мало чем отличался от других местных барменов: засаленная рубашка, щетина, давно немытые волосы. Однако как и большинство хозяев кабаков, в которых собирались наемники, он был просто кладезем самых разных слухов и сплетен. И за соответствующую плату был готов ими поделиться.
- Нечто среднее. Налей мне пива, Вилмер. – Данте не торопясь положил на исцарапанную стойку бумажку в сотню тронов. Кружка пива в лучшем ресторане стоила от силы двадцать. Пиво Данте не любил почти также сильно, как сигаретный дым.
Но если наемник не пьет, не курит лхо, не пристает к официанткам, на него начинают обращать внимание, задумываться. А Данте и так выделялся из толпы дальше некуда. Дело было даже не в снежно-белых волосах. Встречались тут ребята и с зелеными волосами. А вот аристократичные, до идеальности правильные лица, ясные глаза, гладкая, лишенная шрамов кожа, отсутствие аугметики - все это было здесь редкостью, и очень большой редкостью. Выделяться же в городе, где на главной площади раз в полгода, а то и чаще, сжигали какого-нибудь неудачливого колдуна, псайкера или просто человека, заподозренного в ереси, было вредно для здоровья. Особенно псайкеру. Особенно несанкционированному. Верджила, впрочем, это как будто бы не волновало. Он всегда делал что хотел, поступал так, как считал нужным, и, самое обидное, это ни у кого не вызывало вопросов.
Данте отпил из кружки, стараясь не морщиться от мерзкого вкуса, и выжидающе посмотрел на бармена.
- Расскажи, что ли, новости для начала.
- А, так ты работаешь. А чего брательника не прихватил? Ладно, не мое дело, сегодня ты платишь, а я треплюсь.
Вилмер ненадолго задумался и кинул пробный шар:
- Коннорс недавно трепался, что на этих, как их, ну, помоечниках, нехило подзаработал. Будто бы они из канализации где-то на 76-ой перли в количестве.
- На этот раз у меня чистая работа. Надеюсь, по крайней мере.
- Слыхал, попы опять за псайкеров награды подняли - теперь по двенадцать штук за штуку отваливают.
- Это еще грязнее, чем по канализации за всякими уродами бегать, - возмутился Данте. Собрался было развить свою мысль и высказать все, что он думает о церкви и ее методах, но вовремя взял себя в руки. Почти вовремя - Вилмер остро глянул на молодого наемника из-под грязных волос, кибер-глаз издал тихий шорох, повернувшись в глазнице, здоровый прищурился.
"Бездна, и когда я пойму, что язык за зубами держать надо?!
Данте тут же представился брат и его ядовитый ответ: "Разве что по дороге на аутодафе, да и то вряд ли".
Будь оно всё проклято, как же все-таки надоело вечно следить за собой, вечно прятаться, вечно прогибаться под этот насквозь прогнивший, сгорающий в религиозной лихорадке мир. Кто бы знал, как его достало быть вечной жертвой. Он охотится за промышленными секретами, за безмозглыми мутантами, за ворами и убийцами. Но никогда - за теми, кто охотится на него, кто жаждет сжечь его заживо или отправить на Черный Корабль, где псайкеров якобы ждет нечто пострашней.
Впрочем, постарался успокоить сам себя Данте, слухи про них с братом все равно наверняка ходили.
- Ну, на тебя прям не угодишь, - протянул Вилмер.
- А ты постарайся.
- Блин... Во, может, это тебя зацепит. Позавчера видел тут Клайва. Крутой был чувак, хоть и молодой совсем. Помнишь его? Хотя вы вряд ли сталкивались, он кроме убийств ничем не занимался. Так Клайв недавно вольную охоту бросил - в какую-то контору нанялся. Ну и вот, зашёл он вчера, странный такой был. Вроде и довольный, аж светится, и одновременно нервный, на каждый шорох подпрыгивает и за ствол хватается. Бутылку виски в одиночку уговорил, и ничего, прикинь? На своих двоих ушёл, даже не шатался почти.
И вправду зацепило - Данте ощутил, как по затылку пробежала первая стайка мурашек, а где-то в груди свернул хвост в кольцо охотничий азарт. Он поощрительно наклонил голову.
- Расспрашивал меня вот тоже про новости. Его все больше ваш цех интересовал - кто сейчас лучший, кто выделяется.
Наемник не стал спрашивать, кого назвал своему гостю бармен. И так понятно.
- Может, напарника подбирал?
- Про внешность, между прочим, выяснял. В общем, такое чувство было, что искал он кого-то, только сам не знал, кого.
- А куда он устроился, не говорил?
- Нет, но...
Пауза была отнюдь не многозначительной, и Данте положил на стойку еще одну купюру.
- По слухам, в Кустос Аэтернам, Вечные Стражи типа. Известная фирма, якобы телохранителей предоставляет, но сам знаешь, на одной охране у нас много не заработаешь. Обещал еще заглянуть.
Данте по-кошачьи потянулся и плавным движением соскользнул со стула.
- Ладно, спасибо, Вилмер. Я тоже еще зайду.

***
В девять вечера, когда Верджил вернулся домой, брата он ожидаемо не застал. Только очевидные свидетельства того, что часть дня Данте провел дома: заваленный всяким барахлом столик в прихожей, посуда, вымытая, но не убранная в шкаф, коробка из-под пиццы на подоконнике. Старший брат, вздохнув и проведя ладонью по волосам, решил, что бардак не достиг раздражающего уровня, а значит, пусть Данте сам за собой убирает, когда вернется. В их квартире была всего одна комната, и "художественный беспорядок", который с потрясающей быстротой наводил повсюду младший, не раз служил поводом к внеочередному спаррингу.
Верджил переоделся, поужинал и открыл в дата-планшете "Большой атлас сектора Эриданус". Сегодня был вполне продуктивный день.
В отличие от близнеца, Верджил любил процесс поиска и сбора информации по архивам. Для него это была та же охота. И азарт здесь был тот же - сладостное чувство неотвратимости мига, когда холодная сталь Ямато коснется горла жертвы или когда последний кусочек мозаики ляжет на единственно возможное для него место.
Верджил совсем зачитался и спохватился, только когда было уже за полночь.
Полуоформившееся беспокойство - "Данте пора бы уже и вернуться..." - царапнуло поверхность сознания, и на лестнице раздались шаги. Тяжелые, будто шедшему страшно хотелось оставить свой след в истории каждой ступеньки, но быстрые и ритмичные. Знакомые, как звук собственного дыхания. Улыбнувшись – хотя только Данте разглядел бы в едва приподнявшихся уголках губ улыбку – Верджил открыл окно. После рейда по злачным местам от братца наверняка будет нести дымом, спиртом и прочими мерзкими ароматами, так что проветрить не помешает.
Хлопнула дверь, и послышался несколько утомленный, но довольный голос:
- Привет, Верджил! А я с хорошими новостями. Всего за один вечер вышел на парня, который подвизается в вечных стражниках, представляешь? А у тебя что?
Верджил в ответ только хмыкнул. Он недолюбливал разговоры через стену.
Через четверть часа Данте, с мокрой после купания головой, уселся на край стола, закинул ногу на ногу и выжидающе уставился на брата. Верджил отодвинул планшет подальше от капель, стекавших с волос близнеца. Приподнял бровь, показывая, что готов слушать и удивлен паузой. Секунд пять они играли в гляделки, потом Данте не выдержал, заскучал и, фыркнув, пересказал брату свою беседу с барменом "Кровавой Награды".
- Вот. Так что завтра-послезавтра я этого Клайва выловлю, можем с ним вместе встретиться, если хочешь. Теперь давай ты рассказывай, мне вредно долго мучиться от любопытства, ты же знаешь.
- Что ж, ты неплохо поработал, - задумчиво произнес старший. - Так и быть, расскажу.
Отдернув ногу от дружеского пинка, Верджил изложил результаты собственных трудов.
- Здание, занимаемое Кустос Аэтернам, недавно реконструировали. Строительная фирма, которая этим занималась, некоторое время спустя разорилась. Хочу достать план здания и начал наводить справки об инженерах, участвовавших в проекте. Любопытный факт - со всеми, кого я успел проверить, в разное время происходили несчастные случаи, опасные инфекционные заболевания и прочие симптомы помощи в уходе из жизни.

***
Тремя днями позже Данте под чужим именем устроился на работу в Кустос Аэтернам - поддельные документы ему устроил один хороший знакомый.
И вот уже полторы недели он тянул лямку впустую, не раскопал ничего стоящего. Зато Верджилу повезло. Он ухитрился найти чуть ли не единственного дожившего до настоящего момента инженера, участвовавшего в перестройке базы, и даже получить от него довольно подробную схему.
Данте медленными глотками пил чай и старательно разглядывал карту комплекса Кустос Аэтернам. Карта была огромная, запутанная и жутко скучная. Откровенно говоря, перспектива плюнуть на все, отправиться на дело как есть и действовать старым добрым способом провокации и конфронтации псайкера очень даже прельщала. Так было бы куда веселей, сложней и интересней. Данте ухмыльнулся. Где-то в глубине души он был благодарен старшему брату за то, что тот удерживал его от подобных глупостей.
Срок выполнения контракта скоро истекал. Завтра, по плану, Верджил должен был идти устраиваться на работу в открытую, по очень настойчивой рекомендации Клайва. Процесс решения, кому играть главную роль, а кому страховать, как всегда, чуть не перерос в драку. Обошлось только потому, что Данте просто не нашелся с ответом, когда брат с каменным лицом заявил: "Заткнись и иди изучать схему. Я заварю чай".
У младшего дар речи всегда куда-то девался, когда Верджил, хладнокровный, отстраненный, воин до мозга костей Верджил вдруг, словно у него тумблер где-то срабатывал, переключался и выдавал что-нибудь вроде "причешись", или "ты сегодня обедал?", или "брось футболку в стирку" и тому подобное. Несмотря на то, что они уже лет пять жили вдвоем - с тех пор как свалили из последнего приюта - Данте так и не научился принимать хозяйственные замашки брата как должное. Максимум, на что он сам был способен в этом плане, - это сходить в ближайший магазин и забить холодильник полуфабрикатами. Хотя иногда, под настроение, мог приготовить какой-нибудь деликатес собственного изобретения, на удивление вкусный. Ну и убраться. Раз в два месяца. И от Верджила не ждал ничего сверх того, что делал сам.
А зеленый чай оказался очень даже ничего, хотя Данте больше любил рекаф. Чай пах дымком и оставлял после себя ненавязчивое ощущение свежести. Хорошо. И дома хорошо. Пусть они с братом и созданы хищниками, даже хищникам нужен дом - нора, пещера, что угодно. Место, где чувствуешь себя в безопасности, где можно побыть собой, не думать ни об охоте, ни о главном и самом опасном враге как диких зверей, так и псайкеров, - человечестве.
- Эй, Верджил! - крикнул младший в сторону двери. - Топай сюда!
Брат не заставил себя ждать. Молча встал рядом, опершись ладонями о стол.
- Как думаешь, зачем нужна эта комната? - Данте ткнул пальцем в девятиугольное помещение на плане минус третьего этажа. Даже на карте оно выглядело странным: метровой толщины стены, соответствующая дверь, видимо, с серьезным кодовым замком.
- Как-то не верится, что эти ребята настолько старомодны, чтобы хранить там деньги, на это банки есть. Подозрительная фигня, в общем. Может, это из-за нее проектировщики мерли как мухи? Слушай... - нахмурился Данте, - всё это как-то на ловушку смахивает. Странный заказчик - зачем ему нас нанимать, когда можно просто подкупить кого-нибудь из кустовцев? Единственная копия плана сама идет тебе в руки. Этот дерганый псих Клайв заливается херувимом, рекламируя свою новую контору. И мы оба почувствовали - он, похоже, тоже псайкер.
- Да, согласен, выглядит опасно, - Верджил задумчиво прищурился. - Но мне кажется, ты перегибаешь. Если это западня, наш заказчик в схеме явно лишний.
- То есть мы остаемся в деле? - уточнил младший. В его тоне не было опаски, наоборот, предвкушение того, что он обычно называл весельем.
- Да, остаемся. Ты ведь не против, а, Данте? - Верджил нечасто провоцировал брата. Это Данте обожал дразнить и его, и вообще все живое. Что не раз выходило боком им обоим в те годы, которые близнецы провели в приютах для сирот и скитаниях по городу. Но зато если уж старший забрасывал наживку, младший велся на нее всегда. Вот и теперь, прекрасно видя характерный блеск в глазах брата, он лишь бесшабашно тряхнул головой и ухмыльнулся:
- Ты еще спрашиваешь! Ну что, спать? Раз уж завтра намечается вечеринка? - Данте качнулся назад на стуле, удерживая баланс на двух ножках, и сладко потянулся.
- Глупо рисковать упустить что-то важное. Я посмотрю, вероятно, удастся еще что-нибудь выявить.
- Да ладно тебе, нечего там больше выявлять! Я уже все запомнил, а ты тем более.
- Ты можешь спать.
- Но тебе ведь тоже надо выспаться!
- Я выспался.
- Ладно, как знаешь. Но я говорил.
- А мог бы и молчать. Спокойной ночи, - с этими словами Верджил развернулся и вышел из комнаты, прихватив со стола схему и явно намереваясь всю ночь напролет в нее пялиться.
- Спокойной, - пожелал закрывающейся двери Данте. - Если будут нужны спички - в глаза вставлять - обращайся.
Позевывая, он разделся, бросил штаны и футболку на спинку стула и нырнул под одеяло. Растянулся на животе, обнимая подушку, вдыхая уютный запах постели. Блаженство. Пять минут спустя Данте уже спал. На его губах играла легкая улыбка.



-2-
Ты знал, что войти в мой дом -
Значит умереть
Ты знал, но играл с огнем
И попался в сеть
Но я не враг твой, я твой друг
Стой, где очерчен мелом круг
© Ария
В кабинете господина руководителя третьего подразделения Кустос Аэтернам Дагона Крётте зазвонил телефон. Господин Дагон поставил чашку со своей утренней порцией рекафа и снял трубку.
- Да?
- Господин, - послышался подобострастный голос, - прошу прощения, что осмелился побеспокоить. Это старший специалист по подбору особого персонала Натан. У меня сейчас один наемник, говорит, хотел бы на нас работать. Мне кажется, господин, что он может быть одним из тех, кого мы ищем.
- Тебе кажется? - переспросил Дагон. Голос у него был рычащий и низкий. Сейчас в нем послышались, как это обыкновенно бывало при общении с подчиненными, угрожающие нотки.
- Простите, господин! Господина начальника нашего отдела ещё нет, и я подумал...
- Ладно. Я сейчас буду.
В соискателе господин Дагон без труда узнал одного из братьев, которых ему описывал Клайв. Тут и вправду сложно было бы ошибиться: высокий, что видно, даже когда сидит, прекрасно сложенный, с белыми, отливающими платиной волосами, правильными, немного резкими чертами лица и светлыми серо-голубыми глазами. И с первого взгляда ясно, что хоть и молодой, но уже опытный, тертый. По спокойной, внешне расслабленной позе, по равнодушному и одновременно внимательному, цепкому, оценивающему взгляду.
- Добрый день, господин?..
- Верджил, - гость приподнялся, пожимая протянутую руку. Его ладонь была твердой, а пожатие - крепким. - Вы, как я понимаю, Дагон Крётте?
- Именно, - кивнул Дагон. Золотые часы на его запястье, реагирующие на повышенный уровень пси-энергии, стали горячими. Почти обжигающими. - Натан, скажи, чтобы нам принесли чай.
Крётте опустился в кресло напротив. И заметил прислоненную к креслу Верджила катану в черных ножнах с золотой лентой.
"И впрямь, серьёзный парень".
- Я слышал о вас. Рад встрече, - "Интересно только, почему ты один. Клайв говорил, что они почти всегда работают вместе". - Итак, надеюсь, вас привело сюда желание присоединиться к нашей организации?
- Любопытство. Мне рекомендовал вас некто Клайв. Я не слишком заинтересован в работе по долгосрочному контракту, но он был удивительно настойчив. Мне стало любопытно. - В ожидании ответа наемник немного исподлобья посмотрел на Дагона.
- О, поверьте, человеку вашего уровня мы обеспечим более чем достойные условия. Выбор работы на ваше усмотрение, разумеется, полная гарантия анонимности и юридической чистоты, в случае любой, подчеркиваю, любой необходимости Кустос Аэтернам обеспечит вам прикрытие и защиту. О деньгах даже говорить не стану, - пренебрежительно шевельнул толстыми пальцами Дагон. - Полагаю, Клайв был достаточно красноречив.
Он замолчал, дожидаясь, пока вошедший секретарь поставит на столик поднос и выйдет. Верджил взял чашку, сделал глоток и принялся медленно вертеть ее в длинных пальцах. То, что чашка была довольно горячей, его, похоже, ничуть не заботило.
- Но всё это не главное, - продолжил Крётте, глядя в глаза собеседнику. - Главное - это сила и власть, которую мы поможем вам обрести. Скажите, Верджил, вы ведь псайкер?
- Нет, - холодно, твердо и выдержав ровно такую паузу, какая была необходима, чтобы его ответ не показался слишком быстрым, сказал наемник. - Неужели вы рассчитывали на другой ответ?
- Когда я говорил о защите, я имел в виду в том числе и защиту от церкви и властей, - услышать правду Дагон действительно не ожидал, разве что не настолько идеально сказанную ложь. - Но вы правы. Я еще не продемонстрировал вам никаких свидетельств того, что вы можете говорить откровенно. Однако я намерен это сделать. Что скажите, если мы продолжим наш разговор в более соответствующем месте?
Верджил наклонил голову, и Дагон, справедливо сочтя это знаком согласия, поднялся, подошел к двери переговорной, открыл ее и придержал, приглашая гостя пройти впереди себя. Верджил вышел, ни малейшим образом не отреагировав на жест предупредительности. Ножны его катаны слегка задели брюки Дагона, и тот против воли поежился. Очень, очень многие на этом месте начинали вилять, вспоминать о делах и пытаться отыграть назад. А этот даже глазом не моргнул...
Когда они вошли в лифт, Дагон нажал на кнопку минус третьего этажа. Он не заметил, как его спутник чуть переменил хватку, которой держал свой меч, - отвел в сторону мизинец, оставив на ножнах три пальца - указательный, средний и безымянный. Не обратил внимания господин Крётте и на отиравшегося неподалеку от лифта парня в обычной черно-серой камуфляжной форме и черной бандане, деловито рывшемся в объемистой папке с бумагами.

***
Все шло слишком хорошо. Верджил следовал за Дагоном, напряженный и готовый ко всему. Мысленно он еще раз одобрил себя за то, что убедил Данте не лезть напролом, а подготовиться как положено. Если это ловушка, вдвоем они вырвутся откуда угодно. Но если Кустос Аэтернам окажется прикрытием для организации незарегистрированных псайкеров, то... То, возможно, им с братом выпал редкий шанс.
Дагон с усилием открыл перед ним тяжелую, толстую металлическую дверь. Верджил отступил в сторону, давая Дагону возможность войти первым. Ему показалось, что Крётте ухмыльнулся перед тем, как шагнуть в комнату, но он шагнул, и псайкеру ничего не оставалось, как сделать то же самое. Он оказался в коротком, метра полтора, узком коридоре. Впереди угадывались очертания девятиуголного зала.
"Бутылочное горлышко! А Крётте уже внутри", - успел подумать Верджил, прежде чем дверь за его спиной захлопнулась, а путь вперед преградили с лязгом сомкнувшиеся створки. Тоже металлические, тоже покрытые, как он теперь разглядел, замысловатыми рунами. Из усеивавших стены форсунок со свистом вырвались струи газа. Верджил задержал дыхание, со всей силы ударил кулаком по створкам. Они слегка прогнулись, но и всё.
Задержка дыхания не помогла. То ли газ все-таки успел проникнуть в легкие, то ли действовал даже просто на кожу и слизистые. Грудь сдавило, закружилась голова. Верджил упал на одно колено, оперся о Ямато. Но встать не мог. Закашлялся, вдохнул отравленный воздух. И мгновенно отключился.
Очнулся он так же резко, словно выстрелом разбуженный ото сна. Открыл глаза, дернулся - и понял, что почти не может пошевелиться. Он был распят на... алтаре? Зарычав сквозь зубы, Верджил рванулся еще раз, уже всерьез, ожидая, что цепи на его руках и ногах лопнут, как гнилые нитки. Этого не произошло.
- Полно, успокойтесь, Верджил. Вам не вырваться. Оковы рассчитаны на таких, как вы.
Он мгновенно повернулся на звук. Дагон Крётте стоял слева от алтаря с широким, покрытым странными знаками кинжалом в руке.
- Отпусти меня, ты! - бешенство в низком, вибрирующем голосе псайкера напугало бы кого угодно. Но Дагон только улыбнулся, правда, довольно бледно. - Или я убью тебя!
- Видите эти руны? - Дагон провел двумя пальцами по краю алтаря. Верджил коротко глянул вниз. На антрацитово-черной поверхности переливалась всеми цветами радуги вязь символов. - Они ограничивают ваши пси-способности, запирают их внутри вас самого.
Цепи издевательски зазвенели, когда наемник снова дернул их в бессильной ярости.
- Послушайте меня, Верджил. Понимаю, вам сейчас нелегко будет поверить в это, но мы вам не враги. Я действительно сделаю для вас то, о чем говорил. Но сначала я должен убедиться, что вы один из тех, кто нам нужен. Один из тех, кого мы ищем вот уже восемнадцать лет. Кого мы когда-то потеряли. Кто был рожден вершить судьбы миров, рожден для силы и власти, не доступных ни одному человеку.
Верджил смотрел на него снизу вверх, едва сдерживаясь, чтобы не скалить по-звериному зубы.
- Вы помните своего отца, Верджил? Нет? Разумеется, нет. Хорошо. Слушайте. Вашим отцом был не человек, вашим отцом был демон. Высший демон, призванный в этот мир волей моих предшественников и учителей, гранд-мастеров нашего ордена. Точнее, один из таких демонов. От него вам достались ваши способности, которые вы сами считали до сего дня способностями обычного псайкера. Вы даже не представляете себе, как заблуждались. Псайкеры - несовершенные, жалкие мутанты, пытающиеся своими кривыми бессильными руками управлять безбрежной энергией Имматериума. Их глаза слепнут в ужасе от того, что не могут воспринять и осознать их слабые, ничтожные мозги. Они сходят с ума. Погибают и несут бессмысленные разрушения всему вокруг, не в силах совладать с могуществом, которого лишь едва касаются. Становятся жертвами сущностей варпа. Служат, как цепные псы, как самые жалкие рабы, Империуму, этой колонии насекомых, поклоняющихся коронованному мертвецу. Они - ничто. Вы же... Вы плоть от плоть Имматериума, его порождение, его возлюбленное чадо. Управляя им, вы не насилуете его и не черпаете решетом воду из волны цунами. Вы сами волна. Вам безошибочно удается все, что вы научились творить силой варпа. Вас почти невозможно убить. Я прав? Конечно, прав. И все же я должен убедиться…
Он поднял кинжал. Верджил, слушавший словно в трансе, пришел в себя, напрягся, натягивая цепи. Он не кричал, не звал Данте. Знал, что если брат не услышал его раньше, не услышит и сейчас, а криком он только выдаст его врагам. Он мог надеяться лишь на то, что Данте почувствует неладное или решит, что его нет слишком долго.
Взявшись за рукоять обеими руками, Крётте занес кинжал высоко над распростертым на алтаре псайкером - или... полудемоном? - и вонзил клинок ему в сердце. Верджил коротко, хрипло вскрикнул. И погрузился, как в омут, в чернильную тьму.
Он стоял посреди пустоты, и вокруг не было ничего. И даже он сам - был ли? Может ли кто-то существовать в абсолютном одиночестве, в вакууме? Он не знал. Он раньше никогда не был одинок, а теперь был один в пустоте. Был единственным сознанием во всей Вселенной. Был пустотой, ее персонифицированной сутью, ее способом осознать себя.
Нет. В истинной пустоте не может быть времени, а он помнил себя и свое прошлое. Помнил мать. Помнил брата. Ничто рассыпалось осколками темного стекла, озарилось радужным сиянием, бившим со всех сторон сразу. Его потоки пронизывали, казалось, весь мир, переплетались между собой, перетекали друг в друга, вспыхивали, гасли и разгорались вновь. Слепили глаза, затягивали в водоворот безумия.
Синее. Глубокая синева, несравненно более яркая и сочная, чем небо в самый погожий день. Свет, переливающийся из одной формы в другую. Огромная птица. Извивающаяся змея. Многорукое существо, отдаленно напоминающее человека. Голос, ежесекундно меняющий тональность.
- Ты ищешь силы и знаний. Ты никогда не сможешь и не захочешь жить той жизнью, что дана тебе. Никогда не смиришься, никогда не остановишься. Всегда будешь искать, пойдешь на всё ради цели. Она нужна тебе как воздух, но еще нужнее путь. Он приведет тебя к цели и поведет дальше и дальше, к новым целям и новым свершениям. К могуществу и величию. За пределы доступного твоему нынешнему пониманию. Ступи на путь, и он будет вечен. Цели будут сменять друг друга, будут манить тебя, достигающего все новых вершин.
Пойти на всё ради цели, идти вперед и всегда стремиться к чему-то новому, достойному его и делающему его сильнее? О, этого он хотел бы. Пойти на всё ради цели... Пожертвовать всем... Чем он может пожертвовать на пути вечного искателя? Чем угодно, ведь терять ему нечего. Верджил потянулся к полыхающей синей зарнице. А... кем он может пожертвовать? Данте? Его словно ледяной водой окатили. Нет, никогда. Потерять его все равно, что потерять себя. Зачем сила тому, кого нет?
Зарница меркнет, тонет в буроватом тумане, вспыхивает последний раз злой звездой. Дымка рассеивается, открывая взору прекрасные сады. Подобных им Верджил не видел никогда, не видел разом столько растений, зеленых, буйных, цветущих и благоухающих. Чудесные животные бродили меж могучих деревьев, отдыхали в тени усыпанных спелыми ягодами кустов. Все здесь дышало неземным покоем. Новый голос, хрипловатый, влажный, почти ласковый, шел, казалось, из мягкой, колыхавшейся на легком ветерке травы.
- Ты понимаешь, что судьба дала тебе неизмеримо больше, чем триллионам других. Ты живешь, ты силен, ты не одинок, и так будет очень, очень долго, может быть, всегда. Ты сам догадываешься, какой это чудесный, редчайший дар - сила, за которую не нужно платить одиночеством. Безумием, преступлением было бы отказаться от него. Предательством. Ты не хочешь предавать своего брата, так раздели с ним вечность. Прими свою судьбу, прими его, прими мир таким, каков он есть. Проживи жизнь в гармонии и счастье, ибо нет гармонии совершенней, чем ваше единство, и нет счастья выше, чем принять желаемое и обрести покой.
Провести годы, десятилетия или даже, кто знает, возможно, столетия рядом с братом. В маленьком мире для двоих, где они друг для друга смысл и цель, маяк и спутник в пути. Где нет больше никого и ничего. Гармония, покой, счастье. Ограниченность, трусость, пассивность. Они могут забыть об окружающем мире и о том, кто они в нем. Но мир, которому они ненавистны, о них не забудет. Да и они сами. Данте не станет жить пряча голову в песок. Не будет всю жизнь играть по чужим правилам. Необходимость скрываться, притворяться таким как все, а значит, покорным, уже тяготит его. Бурю не удержать никакими стенами, рано или поздно Данте сорвется. А он... Он тоже не сможет довольствоваться малым, как бы прекрасно оно ни было. Если они остановятся, если замкнутся друг на друге, они сгорят в огне, который бушует в их душах. Уважение обернется жаждой унизить, любовь - презрением, восхищение - злобой и завистью. Нет. Рожденный летать не сможет ползать.
Над садом вновь сгущается туман, проливается алыми струями. Металлический запах крови. Бронзовый чертог, на стенах всевозможное оружие, трофейные знамена и черепа, черепа, черепа. Величественная рогатая фигура в доспехах, восседающая на огромном троне. Голос, звенящий сталью, гремящий отзвуками несчетных битв.
- Ты воин. Твоя судьба в одном - в вечном бою. Ты был рожден для этого. Клинок, который ты считаешь частью себя, не должен ржаветь в ножнах. Кровь на твоих руках - неважно, чья она. Важно лишь, чтобы она лилась. Кровь и смерть твоих врагов - единственное вино, которое тебя пьянит. Лишь в битве ты живешь на самом деле. Лишь на краю гибели познаешь себя. Против тебя могут быть сотни, тысячи, миллионы - все они смертны. Их жизни - пища для тебя, смазка для твоего меча. Черепа врагов - вот цель и награда воина, в другой он не нуждается. Воин не знает страха, не знает слабости. Ты боишься потерять брата? Его смерть придаст тебе сил, месть за него сделает тебя поистине беспощадным, вознесет на вершину могущества убивать. Тот, кому нечего терять, способен на все, когда собственные жизнь и смерть лишаются иллюзии значимости.
Он рожден воином, это так. Он никогда не желал иной судьбы или иной сути. Он гордился своими умениями, своим искусством и с радостью применял их. Вечный бой, плечом к плечу с Данте или с его именем на устах и местью за него в сердце, бой без тени страха, без оглядки, бой, который станет его жизнью и смертью. Это достойно воина, это ему подобает.
Мелодия, нежная, спокойная и грустная, льющаяся из-под пальцев Данте. Пальцев, которым меч и пистолеты не роднее гитары. Растрепанные жемчужно-белые волосы брата. Его глаза, дикие и яростные, глубокие, всепонимающие, теплые. Его улыбка, такая искренняя и счастливая. Нет, Данте ему нужен живым, и в бездну страх. Когда они вместе, они непобедимы.
Кровь испаряется клубами фиолетового дыма, вместо бронзы вокруг - мягкая тьма и шелк драпировок. Сладкий и пряный аромат ласкает ноздри. Аметистовые проблески. Четвертый голос не говорит, а почти поет. Вибрирует, искушает, зовет. Соблазняет.
- Бой ради боя, как скучно, как пресно и сухо. Все потерять в бессмысленном амоке, растратить жизнь, даже не изведав, какова она на вкус? Дарить смерть, не смакуя агонию? Забыть, что ты воплощенное совершенство, и стать придатком к собственному мечу? Разбить зеркало из страха, что его разобьет кто-то другой? Позволить своему отражению умереть, вместо того чтобы провести его через все наслаждения и все страдания, какие только сможет породить твоя фантазия, закалить его и сделать тем, кем он должен стать? Правда, смешно? Ты слишком умен и слишком многогранен, чтобы сделать такую глупость. Разве знал ты что-то слаще поединков с братом? Вспомни, ради чего вы сражались. Вспомни экстаз, когда его клинок встречал твой. Вспомни эйфорию, когда ты побеждал и силой заставлял Данте признать твое превосходство. Вспомни восхищение его непокорством, вспомни, как он прекрасен в высшем проявлении своей сути, когда, раненый и безоружный, сопротивляется до последнего, не склоняет головы. Вспомни блеск в его глазах, вспомни ярость, трогательно бессильную и завораживающую. Ты можешь сделать с ним все что угодно, и он все выдержит, никогда не сдастся. Такая вечность вам нужна, наполненная болью и удовольствием, чья острота все возрастает.
Верджил вздрогнул. То, о чем говорил голос, манило неодолимо, так живо и чувственно стоял перед ним образ Данте. На коленях, окровавленный, с Ямато у горла, брат смотрел на него, и его глаза из-под окрашенных алым снежных прядей горели вызовом, словно провоцируя - хотя почему словно? - всерьез. Голос был прав - для Верджила не было наслаждения выше, чем побеждать в бою с Данте. Заставлять его признать поражение - и делать тем самым сильнее, мотивировать на реванш. Только... Как бы ни провоцировал его Данте взглядом и словом, Верджил никогда не переходил некую грань, призрачную, но ощутимую, в глубине души страшился пересечь ее, увлекшись и забывшись. Он знал - за этой гранью то, что Данте не простит ему никогда, что заставит младшего сражаться не на жизнь, а на смерть. За этой гранью ненависть и смерть, одиночество и пустота. Перейти ее - худший грех, который он может совершить. Грех перед Данте, перед памятью матери, перед самим собой.
Черно-белые языки пламени. Чистота и наполненность. Ненависть и любовь. Ярость и спокойствие. Собственная сущность и ценность. Приятие и неповиновение. Единство и борьба. Противоположности и отражения друг друга.
- Не веришь посулам, дитя, хорошо. Никого не заботит твоя жизнь и твои желания. Им всем нужна лишь твоя сила. Им нужен раб, послушный инструмент, проводник их воли. Все, чего коснутся, они извращают, и ты понял это. Однажды ты поймешь и другое - во всем, что есть плохого во Вселенной, виновны те Четверо, что говорили с тобой. Их речи сладки, но то, что скрывается за ними, хуже смерти. Я не стану обещать и не стану приказывать, ибо легковерие столь же неугодно мне, как слабоволие и покорность. Ты уже показал, что к тебе это не относится. Я не буду давать тебе наставлений - твоя суть в них не нуждается, ты пройдешь путем Тьмы и Света по собственному выбору. Я не дам тебе силы, ибо ты и так обладаешь ею, но я помогу тебе пробудить ее. Оковы? Они ничто для тебя, для того, чей дух выдержал искушения Четверки и остался свободен.
Тьма. Мягкая, отступающая перед его взглядом. Свет. Неяркий, обрисовывающий фигуры и стены комнаты. Звон разорванных цепей. Отброшенный прочь кинжал. Перекошенное от ужаса лицо. Крик. И рычание взбешенного зверя. Его рычание.



-3-
О, ты поставил кровью крест,
До скорой встречи на костре
© Ария
На эту маленькую комнату на минус третьем этаже, восточной стеной примыкавшую к таинственному девятиугольному залу, Данте обратил внимание еще вчера. Наемник скользнул внутрь и запер за собой дверь. Внутри никого не было, только забитые папками стеллажи да пара столов.
Данте был хорошим охотником и умел ждать. Лег на пол, подложив руки под голову и закинув ногу на ногу. Улыбнулся, подумав, что Верджил на его месте наверняка уселся бы в позу лотоса и сделал постное лицо.
С полчаса ничего не происходило, только болтали охранники за стеной. Потом тихий, на самой грани чувствительности его обостренного слуха звук заставил псайкера вскочить на ноги и выхватить пистолеты. От кажущейся расслабленности не осталось и следа. Звук был криком, и кричал его брат. Может быть, он и не услышал его, может быть, почувствовал как-то иначе, но это не имело никакого значения.
Собственноручно запертую дверь Данте выбил одним ударом ноги. Секунду и еще одну сорванную с петель дверь спустя он был на месте. Троим недотепам, охранявшим проклятый сейф, он всадил по пуле в автоматы прежде, чем те успели удивиться его появлению.
- Открывайте, быстро!
Один, вместо того чтобы открывать дверь, открыл рот и поднял руки. Данте выстрелил, не раздумывая. Оставшихся это, видимо, убедило, и они занялись замком. На открывание у них ушло секунд пятнадцать. Когда дверь наконец распахнулась, Данте застрелил обоих и бросился дальше.
Запах крови ударил ему в нос, а то, что он увидел, заставило на мгновение застыть на месте. Тусклое освещение, как будто сгущающее тьму. Тела на полу, много тел. Все зверски изуродованы, разодраны в клочья. Даже не понять, где люди, а где сервиторы. Вывороченные из стен пулеметы. Залитый кровью, как все здесь, алтарь в центре комнаты. И демон, стоящий спиной к двери. С рогами и крыльями, спасибо хоть без копыт, покрытый темно-синей чешуей, поблескивающей на свету.
За свою недлинную, но насыщенную жизнь молодой наемник успел повидать немало тварей разной степени мерзости, но таких ему еще не встречалось. Он не знал, почему сходу записал синего рогатого монстра в демоны, но не сомневался, что это так и есть. Демон был не так уж страшен или уродлив. Скорее наоборот - могучие крылья, изогнутые рога, чешуя цвета ночного неба, острые когти и тяжелое, давящее ощущение угрозы.
С трудом оторвав взгляд от чудища, Данте убедился, что его брата нигде нет. Мысли о том, что он мог быть среди искромсанных тел, Данте не допускал.
- Где Верджил, тварь? Что здесь, бездна побери, происходит?! - выкрикнул он, чувствуя, что задыхается, а сердце стучит не в такт.
Демон повернулся к нему и вдруг исчез в неяркой фиолетовой вспышке, чтобы в тот же миг появиться в паре метров от Данте, который едва успел принять невероятной силы удар на скрещенные пистолеты. Удар катаны. Очень знакомой катаны.
- Верджил? - ничего не понимая, выдохнул он.
Демон не ответил. Нанес еще два удара, таких быстрых, что Данте почти не успел их разглядеть. Первый он еще смог с грехом пополам сблокировать, от второго пришлось отшатнуться назад. Обычный человек на его месте был бы разрублен пополам. Данте отделался глубокой раной через грудь. Воспользовавшись увеличением дистанции, он попытался выстрелить, но демон - Верджил? - уже был рядом. Почти небрежным взмахом сбил пистолеты в сторону - один Данте не удержал, выронил, - и левой рукой схватил его за горло. Наученный горьким опытом, Данте не стал поднимать оставшуюся у него в руке Эбони. Просто нажал на спуск, всаживая пулю, за ней еще одну и еще, в ногу противнику. Тот точно не заметил. Шагнул вперед и так приложил его головой и спиной о стену, что пальцы на рукоятке пистолета разжались сами собой, а перед глазами заплясали красные искры. Полузадушенный, теряющий сознание, Данте обеими руками вцепился в покрытые твердой, как алмаз, чешуей когтистые пальцы. Из последних сил двинул демона ногой в промежность. Демон не отреагировал и занес катану для последнего удара.
- Верджил... - выдавил Данте, глядя в полыхающие голубым огнем глаза без зрачков и белков. В них не было ничего, ни разума, ни сознания, ни узнавания. Только слепая ярость и жажда убийства. Данте не надеялся, что брат его услышит, просто умирать молча было бы слишком уж уныло. Но то ли Верджил услышал, то ли случилось что-то другое, но стальная хватка на шее Данте внезапно разжалась, и он упал на колени, кашляя и держась рукой за горло. Второй он слепо шарил по полу в поисках пистолета.
Отдышавшись и вновь обретя способность видеть, Данте вскинул голову. В двух шагах лежал лицом вниз Верджил. Человек, не демон. Ямато из руки он так и не выпустил. Данте прицелился ему в голову. Старший не шевелился. Не сводя с него настороженного взгляда, Данте поднялся, подобрал второй пистолет, подошел. Медленно, осторожно наклонился и перевернул брата на спину. Напротив сердца его рубашка была разрезана, как кинжалом, и залита кровью, но раны уже не было. Верджил дышал неглубоко, но ровно и выглядел просто спящим. Совершенно мирным. А ведь несколько минут назад он хотел его убить. Не ранить, не победить, не заставить до следующего боя признать себя лучшим. Убить. Окончательно. Навсегда. Без пощады. Как будто они были врагами. Как будто не были вместе с рождения. Как будто не провели бок о бок все восемнадцать лет своей жизни, одной на двоих. Как будто не были братьями, близнецами...
Данте хрипло, отчаянно выругался. Времени не было. Надо было уходить, и очень быстро, но сказать легко, а сделать... Даже если не все в Кустос Аэтернам в курсе того - что бы оно ни было - чем занимаются в этой комнате, тревогу все равно наверняка вот-вот поднимут. С братом на руках отбиваться от десятков профессионалов - не самая простая задача. А если он очнется, превратится в монстра и снова полезет в драку?
Данте еще раз выругался, извлек Ямато из хватки Верджила и приладил себе за спину, подальше от потенциально загребущих рук братца. Поднял его, перекинул через плечо и, сжимая в свободной руке Айвори, выглянул из проклятого зала наружу.
Он не мог иначе. Даже после того, как Верджил превратился невесть во что и чуть его не убил, Данте не мог его бросить. Не мог даже подумать об этом всерьез.
Не успел он выйти в коридор, как напоролся на двух охранников с автоматами на изготовку.
- Брось пистолет! Человека положи на пол. Руки за голову, лицом к стене, живо!
А он-то надеялся заболтать их и обойтись без стрельбы.
Данте бросил Айвори под ноги наемникам, плавно, нарочито неторопливо двигаясь, пристроил Верджила у стены, сам шагнул к другой. И выхватил из кобуры Эбони. Надо отдать должное солдатам Кустос Аэтернам, они даже успели в него выстрелить. Данте уклонился и всадил обоим по пуле в голову. Но радоваться не спешил - у охранников были включены вокс-переговорники, и судя по тому, что он услышал, приложив один к уху, здесь скоро будет не протолкнуться.
До выхода идти через весь этаж, потом еще подниматься по лестнице или на лифте... Додумать Данте не довелось.
Он как раз заворачивал за угол и еле успел отдернуть голову из-под выстрелов. Хорошо еще, что догадался сначала выглянуть, а не выскочил на полном ходу. Ничего страшного с ним самим, наверно, не случилось бы - огнестрельные ранения его давно уже не пугали, но вот Верджил... Он в глубокой отключке, потерял много крови и много сил. И вообще, с этими ребятами следовало держать ухо востро, раз они ухитрились сделать с Верджилом... Что? Что бы ни было, вряд ли он согласился по собственной воле. Нельзя рисковать.
Но не рисковать было тоже нельзя. Заботясь о безопасности брата и защищая его от пуль, Данте знал, что вынужден будет сражаться в полную силу, а это, вместе с исцеляющимися на глазах ранами, выдаст в нем псайкера с той же очевидностью, как если б он взлетел к потолку и начал зловеще хохотать. И даже если он не оставит в живых ни одного свидетеля, останутся записи с камер скрытого наблюдения. Наемник не видел их, но сделать из этого вывод, что их нет, мог бы только зеленый новичок или круглый дурак.
"Ох и влипли же мы с этим контрактом... Ладно, что дальше, я подумаю как-нибудь потом, желательно когда в меня никто не будет стрелять, а Верджил соизволит очухаться и изречь что-нибудь умное, бездна его побери".
Надолго оставить брата и расчистить весь путь в одиночку Данте тоже не мог - помнил, что кроме лифта попасть на подземный этаж можно было по двум лестницам в противоположных концах здания, а значит, на него в любой момент могли напасть сзади. И ждать нельзя, время против него.
Данте выдохнул и размытой тенью метнулся в коридор, изо всех сил надеясь, что с Верджилом, которого он уложил за углом, ничего не успеет случиться.
Противников было немного, всего пять или шесть человек, но у них были автоматы, и свинца они не жалели. Правда, стреляли не слишком метко, да и двигались куда медленнее, чем Данте. Псайкер прыгал из стороны в сторону и стрелял так часто, как только мог. Ни на долю секунды не позволял себе задерживаться на одном месте, чтобы не попасть под перекрестный огонь. Ранения суставов или жизненно важных органов серьезно замедлили бы его, и тогда...
Все закончилось - хотя какое там, это было только начало. Данте вытер кровь со лба, дождался, пока затянутся раны, проверил, как там Верджил, и замер, прислушиваясь. Различил приближавшийся с обеих сторон топот, негромкий, но для него явственный. Бросился к лифту. Кнопка вызова горела красным. Данте опустил брата на пол, криво улыбнулся и вынул Ямато из ножен на спине. Он мог бы призвать и Мятеж, но в ограниченном пространстве катана была удобнее массивного двуручника. И еще она успокаивала, словно Верджил стоял рядом с ним, а не валялся без сознания. В левую руку взял пистолет.
Еще прежде, чем двери полностью распахнулись, и ему в лицо уставились дула автоматов, Данте пронзил Ямато стоявшего ближе всех человека. И буквально врубился в набившихся в кабину наемников. Получил две раны в левую руку, одну в грудь и одну в бедро, но кости остались целы, а продырявленное легкое хоть и не сразу, но заросло. С ног до головы залитый своей и чужой кровью, псайкер вернулся за близнецом.
Вновь войдя в напоминавшую бойню кабину, Данте на миг прикрыл глаза. Он никогда раньше не убивал столько людей... Он не хотел убивать их, простых ребят, когда-то выбравших тот же путь, что и они с братом. Ради денег ли, ради веселой жизни, от безысходности, чтобы не попасть на шахту или на платформу-краулер, еще почему-то.
Данте чувствовал себя очень, очень паршиво, как будто подтвердил своими действиями, что он и вправду чудовище, монстр, которого людям стоит убить хотя бы из чувства самосохранения. Но альтернативы не видел, не мог же он, в самом деле, взять и сдаться. Они стреляли первыми, пусть не те, кто погиб в лифте, и пусть не каждый из них, но наемники Кустос Аэтернам ведь нападали, а он защищался. И защищал брата. Да, они пришли сюда незваными, но эти твари что-то сделали с Верджилом, превратили его в демона, заставили наброситься на него как на смертельного врага!
Стиснув зубы и засунув несвоевременные муки совести куда подальше, Данте нажал на кнопку первого этажа.
Пять секунд. Напряжение. Ямато чуть подрагивает в руке.
Едва двери открылись, Данте, пригнувшись, вылетел из кабины. Кувыркнулся через плечо, оставив Верджила лежать позади. Воздух над головой прошила очередь. Данте отскочил в сторону, уходя с линии огня, но недалеко - он должен был прикрывать брата. Отбил катаной предназначавшиеся ему пули. Быстро огляделся.
В холле находилось человек пятнадцать, многие были в броне и с оружием. Данте принял боевую стойку, вскинул Ямато, выхватил Эбони. Люди смотрели на него поверх стволов, но не спешили больше стрелять. И он решил попытаться.
- Я не хочу убивать! Дайте мне уйти, и никто не умрет! Вы думаете, что вас много, а я один, что вы сладите со мной, но это не так! - его голос звенел от ярости и надежды, от отчаяния и беспокойства за близнеца. - Можете спросить тех, кого отправили вниз!
По залу пролетел шорох, словно ветер шевельнул сухие листья. Наемники косились друг на друга, сглатывали, что-то шептали. Данте ждал, напряженный как струна, готовый в любую секунду принять бой. Голубые глаза псайкера неестественно ярко горели, алые потеки на лице и волосах делали его похожим на вырвавшегося из преисподней демона войны и смерти. Одежда, насквозь мокрая от крови, облепляла стройное тело жуткими доспехами.
- Это невозможно! - ломким голосом заявил высокий бритоголовый парень. Пистолет в его руках заметно дрожал.
- Ложь!
- Болваны, вы что, не видите?! Это колдовство!
Данте закусил губу. Вот он, момент истины. Если сейчас сказать им, что он действительно колдун, его, может, и испугаются, дадут уйти. Но на той жизни, которую они с братом вели - и не такая уж плохая это была жизнь - можно будет ставить крест. Их станет искать церковь, арбитры, охотники на псайкеров, все. У них больше не будет дома. Они нигде не найдут ни покоя, ни отдыха. Им придется вечно бежать. Но теперь поздно об этом думать. Он уже раскрылся.
- Да! - выкрикнул он. - Да, я псайкер! И поэтому, последний раз предлагаю, прочь с дороги, пока живы! Или вам мало крови? Показать, на что я способен?
Данте уже отчаялся, не рассчитывал, что из переговоров что-нибудь выйдет. Уже готов был спустить курок и броситься в атаку. Но не понадобилось.
- Пусть убирается! - заорал бритоголовый.
- Кретин! - рявкнул ему в ответ некто, перегруженный мышцами настолько, что удивительно было, как ему удается сгибать руки. - Знаешь, сколько церковь за живого псайкера отвалит? А этих двое, да один в отрубе!
- Может, он и не псайкер. А второй? Я не хочу, чтоб его колдовство мне душу сожрало!
- Ты, мать твою, наемник или фифа-ноблесочка? Гартос, ты со мной?
- Заткни пасть, - процедил кто-то немолодой и жилистый. В одной руке он держал пистолет, другой прижимал к уху комлинк. - Пусть выродок проваливает. В открытую и без подготовки на псайкера только такой безмозглый кабан, как ты, додумается лезть.
- Убери пистолет и топай отсюда, ты, ублюдок, - жилистый повысил голос. - У тебя есть пять минут, потому что я предпочитаю сохранить шкуры присутствующих здесь молокососов целыми, а ихние невинные души - чистенькими. Я тобой потом займусь, в индивидуальном порядке.
Данте посмотрел ему в глаза - светлые, казавшиеся при темных волосах неприятно прозрачными, точно у рыбы. Оскалил зубы в усмешке. Медленно сунул Эбони в кобуру, поднял тело брата и, по-прежнему с обнаженной катаной, пошел сквозь расступавшуюся перед ним толпу.
Под прицелом десятков глаз и десятков стволов, ни на миг не ослабляя бдительности, Данте добрался до машины, которую Верджил, не скрываясь - ведь он пришел в открытую, по приглашению - оставил на парковке. Уложил брата на заднее сиденье, не сводя настороженного взгляда с окруживших их наемников. Так быстро и ловко, что никто даже не заметил, как он это сделал, сменил Ямато на Айвори. Сел на место водителя и, одной рукой держа руль, а второй - пистолет, медленно вывел машину за ворота. Его не остановили.
Данте бросил Айвори на пассажирское кресло и вдавил газ в пол. Мотор взревел.

@темы: фанфик, Devil May Cry

URL
Комментарии
2017-05-28 в 18:44 

yamari
морген, морген, нур нихт хойте - заген алле фаулен лёйте
Ну все, попались. Эх, ситуация какая-то неприятная, хоть признайся Данте, хоть нет, все равно бы его вычислили.
Данте не подумал, что Вергилий был не в себе, нет, подумал, как так, он хотел меня вправду убить. Скромняга, наверное, хоть и знает, что брат его обожает, но где-то видит сценарий, что однажды Вергилий может отвернуться. И Вергилий, кстати, тоже - где-то есть грань, за которой его не простят. Как это горько. Хотелось надеяться, что они бы простили друг другу что угодно.
На одном дыхании прочитала, вроде только страницу открыла, опа, уже конец текста. Не отпускает чудо-трава.:hash2:
Как красиво про искушения Вергилия и так... мудро, что ли.
Вергилий крут. Когда он на собеседовании сидит, так и видно его снобскую физиономию. Страшно, когда попался в ловушку, страшно, когда на алтаре очнулся, и гордость берет за него, что не стал кричать, чтобы Данте не поймали. Хотя он по-другому и не мог. Но гордость все равно. Благородство такая штука, пронимает.
Когда кинжалом ударили, жутко и шок, хотя знаешь же, что ничего Вергилию не сделается, у него сердце реагирует только на брата.
Когда Данте услышал его и стал двери выносить меня тоже чуть не вынесло! О, эти моменты, когда кто-то из них спешит на помощь! :heart:
Эта сцена, когда Вергилий хватает Данте за горло и тут с ним что-то происходит, словно тоже из игры. Эти вкрапления еще интересней делают. Что там произошло с Вергилием, почему он отпустил Данте. Что он увидел, неужто амулет.
Такое ощущение, что Данте тоже узнали и запустили специально. На кого негодяи охотились, прицельно на Верга или Данте бы тоже сгодился? Алтарь одноместный был?
Охотники, хоть и подготовились, тоже никак не ожидали такого вот конца. Ладно братья, они балбесы, точнее, Данте балбес, а Верг думает, что он слишком умен, чтобы так глупо попасть, но охотники, потратить деньги, положить кучу неповинного народа, знать, что не на обычного зверя охотятся, все равно сплоховать. Хотя если смотреть, кто облажался сильнее, то это братцы, без сомненья. Теперь им можно спокойно делать предложение, от которого будет трудно отказаться. Эх, спокойная жизнь в однокомнатной норке накрылась.

Разбить зеркало из страха, что его разобьет кто-то другой?
ах чорт, как это круто :heart::heart::heart:

Будет ли Вергилий помнить, как чуть не порезал Данте на двух Данте? Будет ли Данте молчать об этом, если брат не вспомнит? Ну конечно, будет. И страдать! О, ангст!
Прекрасная история и написано вкуснейше :inlove:
как же они выкрутятся теперь? :nope:

2017-05-28 в 21:39 

Xian
I'm an alien, I'm a legal alien (c)
Спасибо Вам! Каждый Ваш комментарий - подарок и праздник. :squeeze: Я по полчаса просто сижу, перечитываю и кайфую, прежде чем нахожу силы написать что-то адекватное в ответ. :heart:

хоть признайся Данте, хоть нет, все равно бы его вычислили.
Они наследили и засветились по полной программе, ага.

Скромняга, наверное, хоть и знает, что брат его обожает, но где-то видит сценарий, что однажды Вергилий может отвернуться. И Вергилий, кстати, тоже - где-то есть грань, за которой его не простят. Как это горько. Хотелось надеяться, что они бы простили друг другу что угодно.
:heart: Может, грани на самом деле и нет, но когда считаешь, что она есть, ее легче осознанно не переходить. Мне кажется, им это важно, ценить друг друга, признавать право другого на свободу, уважать. А то оба ведь без тормозов и в игры друг с другом играют еще те.

Хэшик прилетел! :inlove: Так приятно, так здорово, так замечательно, что текст Вам нравится и захватывает!!

Как красиво про искушения Вергилия и так... мудро, что ли.
Спасибо! :heart: Верджил почти поддался, и ему повезло, что у него есть Данте, и повезло вовремя его вспомнить и понять, что за все надо платить и цена может оказаться слишком дорогой.

Вергилий крут. Когда он на собеседовании сидит, так и видно его снобскую физиономию. Страшно, когда попался в ловушку, страшно, когда на алтаре очнулся, и гордость берет за него, что не стал кричать, чтобы Данте не поймали. Хотя он по-другому и не мог. Но гордость все равно. Благородство такая штука, пронимает.
Вот каждое предложение Ваше хочется осыпать сирцами радостной благодарности. А эти особенно. :heart::heart::heart:

О, эти моменты, когда кто-то из них спешит на помощь!
Тоже их обожаю везде. Красный/синий плащ спешит на помощь! :gigi: Сразу все видно становится, а то "foolishness", "I just don't like you", ну-ну.

Эти вкрапления еще интересней делают.
Ой, спасибо! Я рада, что Вам эта тема нравится! =) спойлерчик

Такое ощущение, что Данте тоже узнали и запустили специально.
Оооо, мне нравится эта версия! Официально объявляю ее официальной. Данте бы тоже очень пригодился, а алтарь хоть и одноместный, так можно одного снять, второго положить. Теоретически.

но охотники, потратить деньги, положить кучу неповинного народа, знать, что не на обычного зверя охотятся, все равно сплоховать.
спойлерчик

Эх, спокойная жизнь в однокомнатной норке накрылась.
:inlove: А это то, что называется "бойся своих желаний". Братья заскучали, и судьба им подкинула веселья.

как же они выкрутятся теперь?
;-)

URL
2017-05-29 в 16:33 

yamari
морген, морген, нур нихт хойте - заген алле фаулен лёйте
И я долго пишу, потому что голова после Ваших историй не работает вообще, несется вслед за историей, как собачонка за товарняком. Ужасно приятно, что можно к Вам прийти и выразить любовь и счастье. Или многозначительно пускать слюни и подвывать.
Кстати, а здорово наемники разговаривают и продажный бармен. "в количестве" :vo:

А что это Данте ходит по барам, и вместо того, чтобы работать, потягивается там, как кошак, весь такой совершенный и с аристократическими чертами без шрамов? :crazylove: Еще бы на шесте станцевал, блин. Вергилий не одобряет. Спасибо, хоть футболку одел.
А вот интересно, что носят здесь близнецы. Мир-то другой.

Может, грани на самом деле и нет, но когда считаешь, что она есть, ее легче осознанно не переходить. Мне кажется, им это важно, ценить друг друга, признавать право другого на свободу, уважать. А то оба ведь без тормозов и в игры друг с другом играют еще те.
ну да, это да... как-то казалось, что может быть их не то сдерживало, что не простят, а что не хотят сделать друг другу больно просто потому, что другому будет больно. Хотя, в принципе, то же самое, что Вы и говорите.

Как им обоим повезло, что они пошли вдвоем! а то вспышку Верга товарищи злодеи могли спокойно переждать, и забрать его спящего. Бррр. И как Данте повезло выйти из здания, да еще с братом, чудо. Охотникам не надо было его убивать, достаточно обездвижить, или газ опять пустить. Бррр-2.

а ведь точно, они просто не расчитывали, что Вергилий сможет! он должен был не смочь! изящно! :hlop:

Вот думаю, а на какое искушение Вергилий поддался бы легче всего?
:crzgirls:

2017-05-29 в 22:55 

Xian
I'm an alien, I'm a legal alien (c)
yamari, как же я Вам благодарна за то, что Вы приходите и выражаете, я передать не могу! :weep3::heart: Это совершенно особый вид счастья, когда твое творчество дарит радость и ты об этом узнаешь. А когда не кому-то, а Вам - то тут уж и вовсе. Вообще! Совсем! :heart::heart::heart:

Кстати, а здорово наемники разговаривают и продажный бармен. "в количестве"
Спасибо, хихи!

А что это Данте ходит по барам, и вместо того, чтобы работать, потягивается там, как кошак, весь такой совершенный и с аристократическими чертами без шрамов?
А это он так работает! Инфу собирает. :rolleyes: А что выпендривается, сам того не замечая, так это ж Данте. Он по-другому не умеет, так же, как Верджил не умеет не задирать нос. Со скромностью и умением не выделяться у них обоих туго, просто по-разному.

А вот интересно, что носят здесь близнецы. Мир-то другой.
На этой планете и в их сегменте общества особых выкрутасов нет, не аристократия и не узко специализированная каста. Так что относительно привычно все одеваются. Братцы, правда, обходятся без плащей, Верджил вот на собеседование в костюме шел, Данте бегает в штанах-футболке-берцах.

Как им обоим повезло, что они пошли вдвоем!
То да, им вообще повезло, что их двое. :inlove: Они бы один другого на такое задание не отпустили.

Вот думаю, а на какое искушение Вергилий поддался бы легче всего?
На первый взгляд ему больше всего напрашивается первое, но мне вот кажется, что опасней всего было последнее, четвертое. Потому что оно манило тем, благодаря чему он преодолел другие три. Возвести их с Данте отношения в абсолют, перейти ту самую грань. Это не просто выбор, как с первыми тремя, это самоограничение, сознательный отказ от того, что так соблазнительно признать своим по праву рождения. Это разница между "он принадлежит мне, я могу сделать с ним все, что пожелаю" и "он доверяется мне, и его доверие свято"...

URL
2017-06-01 в 14:54 

yamari
морген, морген, нур нихт хойте - заген алле фаулен лёйте
Ну так творчество же клевое! :heart: :heart::heart:

А что выпендривается, сам того не замечая, так это ж Данте. Он по-другому не умеет, так же, как Верджил не умеет не задирать нос. Со скромностью и умением не выделяться у них обоих туго, просто по-разному.
оу е :crazylove: представляете, если бы они вдвоем в бар пришли, один такой весь to sexy for my shirt, другой, ах, Вергилия одним предложением даже не опишешь. Как они выглядят вместе! умри все живое :crzfan:

Верджил в костюме! с катаной! *истеричный неадекватный визг счастья* :crazylove: А Данте в футболке! Уммм. Там же такие плечи, там такой торс, он просто создан для того, чтобы его обтягивали трикотажем :inlove: или латексом Вах, у братьев такие красивые длинные ноги, и такое красивое длинное все
джинсы на них были бы божественны. На них все божественно :inlove: Берцы на Данте - это вообще фетиш :love:

На первый взгляд ему больше всего напрашивается первое, но мне вот кажется, что опасней всего было последнее, четвертое. Потому что оно манило тем, благодаря чему он преодолел другие три. Возвести их с Данте отношения в абсолют, перейти ту самую грань. Это не просто выбор, как с первыми тремя, это самоограничение, сознательный отказ от того, что так соблазнительно признать своим по праву рождения. Это разница между "он принадлежит мне, я могу сделать с ним все, что пожелаю" и "он доверяется мне, и его доверие свято"...

Такое ощущение, что каждое следующее все ближе и ближе к сути Вергилия, тому, что для него важно. И четвертое было почти стопроцентным попаданием. Оно ОФИГЕННО написано. С таким дженом никакого слэша не надо. Вергилий такой и хочет полной победы, и не хочет, и думает, что как это восхитительно, что Данте нельзя обладать полностью, в нем всегда остается стержень (он же шило в жопе), и тут же думает, что он, наверное, смог бы сделать его своим, и очень бы хотел, но это разрушит Данте, и поэтому он не посмеет. И это и радует, и пугает, и завораживает. А Данте, наверное, все понимает, он вообще всегда все понимает (он как рыба, он не думает, он знает), и провоцирует, ну попробуй, хрен тебе, я не сдамся. Он, наверное, тоже Вергилием в этот момент восхищается, потому что часть крутоты Верга - он никогда не переходит границу, и поэтому никогда полностью Данте не принадлежит, а Данте бы хотел его выманить и присвоить. ой, чото понесли ботинки Митю

2017-06-02 в 00:23 

Xian
I'm an alien, I'm a legal alien (c)
представляете, если бы они вдвоем в бар пришли, один такой весь to sexy for my shirt, другой, ах, Вергилия одним предложением даже не опишешь. Как они выглядят вместе! умри все живое
Вергилий был бы что-то вроде too divine to walk this earth. :laugh: Хорошо, что он бары не любит и не ходит туда, если можно брата послать. А то да, без человеческих жертв из-за передозировки прекрасного не обошлось бы.

Там же такие плечи, там такой торс, он просто создан для того, чтобы его обтягивали трикотажем
:friend2: Или не обтягивали ничем! :crazylove: Вот, вот мне тоже кажется, что обычная одежда только еще больше подчеркивает их офигенность! :crazylove::dance2:

Ох. Это так чудесно, и приятно, и радостно, что Вам все это думается! :heart: Для меня это очень важно, по большому счету, ради этого фанфики ведь и пишутся...
Вы так волшебно братьев описываете, я как будто заново проживаю все, что тогда придумывала, но по-другому, через призму Ваших слов. Это невыразимо. Спасибо Вам! :heart::heart::heart:
Это предзнание, что если он станет добиваться абсолютной победы и власти над братом и однажды добьется, то наслаждаться ею будет краткий миг, а потом ему останется только пустота, потому что подчиниться, тем более Верджилу, для Данте все равно что умереть, мне кажется для Верджила самой большой ценностью и удачей. Он же страшен может быть в своей маниакальной целеустремленности, но он постоял на краю и сделал правильный вывод.
А Данте правда все понимает! И провоцирует... :weep3::heart: И за вызовом там каждый раз, когда Вергилий не переходит эту чертову грань, где-то глубоко-глубоко внутри - облегчение и признательность. Потому что для Данте это истинное в последней инстанции доказательство того, что брат его любит.
И этот отказ от обладания и есть их настоящее счастье и настоящая, предельная, добровольная принадлежность... Наверно. И меня ботинки понесли.

С таким дженом никакого слэша не надо.
:heart::heart::heart: Зачем Вы зачеркнули, это же значит, что я выполнила свою "великую миссию"! :alles:

URL
2017-06-02 в 05:05 

yamari
морген, морген, нур нихт хойте - заген алле фаулен лёйте
too divine to walk this earth. ЛОЛ точно точно!!! :lol:
обычная одежда - Данте - запросто! а с Вергилием сложнее, ему надо что-то структурное и закрытое. Видела как-то офигенный арт Вергилия в черной водолазке :inlove:
Это Вам спасибо! Да, наверное, узнавать, как тебя поняли - самая интересная отдача. Даже не комплименты слушать, а просто узнать, что думают люди.
Вы всегда по-доброму отвечаете, Вам писать легко и приятно =)
Как же это красиво, когда герои любят друг друга и не делают дурацких злых ошибок. От того, что Вергилий выбирает правильно, его как-то еще больше любишь, и радостно, что он не безнадежен и счастье для него возможно.
А вдруг однажды Вы слэш напишете? Такой легкий, изящный, с недомолвками? Стараюсь сохранять разум открытым!:alles:

2017-06-02 в 23:02 

Xian
I'm an alien, I'm a legal alien (c)
Верджил в черной водолазке, аааа, оооо даааа! Дайте двух! То есть еще Данте! :crazylove::crazylove: Я еще в джинсах и белой рубашке видела, тоже упасть не встать.
И понимать, что от текста у читателя рождаются чувства. У Вас. :heart: И близнецы получают еще какую-то маленькую новую жизнь.
Это кем надо было бы быть, чтобы Вам - ВАМ! - на Ваши чудесные слова отвечать недобро?! Нет, я это даже представлять не хочу. Сирца, только сирца. :heart::heart::heart::heart:

От того, что Вергилий выбирает правильно, его как-то еще больше любишь, и радостно, что он не безнадежен и счастье для него возможно.
:squeeze: Он ведь любит брата не меньше, чем Данте любит его, и умеет это ценить, а значит, умеет быть счастливым. Как здорово, что Вам это нравится. Так тепло.

А вдруг однажды Вы слэш напишете?
Никогда, конечно, не говори никогда, но вряд ли. Хотя после Ваших слов впервые задумалась о теоретической возможности Что ж Вы делаете. :heart:

URL
2017-06-04 в 19:15 

yamari
морген, морген, нур нихт хойте - заген алле фаулен лёйте
Верджил в белой рубашке? аыыыыы :crazylove: рубака! ее же можно так расстегивать по пуговке! и не застегивать верхние две! аыыы :crzfan:
нашла, где в водолазке
Спасибо за Ваши теплые слова. У нас холод и колотун который месяц, а я даже не замечаю. Все из-за Вас. :heart:
И близнецы получают еще какую-то маленькую новую жизнь. хочется верить, что братья действительно где-то живут. И что они вместе и их жизни, боже упаси, не зависят от фанатов. Кажется, что каждый автор, погоняв Хашика, глядит в какое-то свое окно и видит там кого-то, и им кажется, что это братья. А есть люди, такие, как Вы, которые описывают то, что видят, так, что понимаешь - это они и есть, настоящие, прекрасные. Я дико, бесконечно счастлива, что Вы пишете и с Вашей помощью я могу их тоже видеть.

2017-06-05 в 01:01 

Xian
I'm an alien, I'm a legal alien (c)
Спасибо! Арт прекрасен! Но Ваши я больше люблю. В них столько жизни, настоящей, яркой, текущей. :heart:

и их жизни, боже упаси, не зависят от фанатов Особенно таких, как я, которые без ангста даже флафф написать не могут :gigi:
Хэшика погонять - святое дело. ))
Это Вам спасибо... Благодаря Вам у меня теперь есть смысл. :heart:

URL
2017-06-05 в 09:11 

yamari
морген, морген, нур нихт хойте - заген алле фаулен лёйте
Xian, Вы знаете, эмпатия - это так круто, оказывается. Вот смотрю на Вас и наглядеться не могу. Это так красиво. Спасибо!
У Вас даже мрачняк такой, что не сомневаешься, если бы были братья настоящие - они бы так и чувствовали. Особо отдельное удовольствие читать все это и осознавать что да, это оно, оно так и есть, все плохо, все умрут.
Пишите, пишите, пожалуйста. тогда у меня тоже будет смысл :heart:

2017-06-05 в 20:49 

Xian
I'm an alien, I'm a legal alien (c)
:shame:
:heart::heart::heart:
В мрачняке их почему-то легче представить, мне, по крайней мере. Наверно, потому, что канон тоже не шибко радостный.

URL
2017-06-07 в 21:35 

Xian
I'm an alien, I'm a legal alien (c)
А вот в рубашке. Хотела ссылку, но не получилось найти. Скорее всего, Вы видели, но вдруг. =)
Первый точно Wolfina, второй, по-моему, тоже.


URL
2017-06-08 в 03:56 

yamari
морген, морген, нур нихт хойте - заген алле фаулен лёйте
ОМГ АААА Верджил что ты делаешь! застегнись! ААААА! :crazylove::crazylove::crazylove:
ооо, какие у него, это, эээээ.... глаза :crzfan: ыыыыыыыыы :alles:
такой коварный на первой, на кого это он там смотрит, ммм? Кто удостоился высокой чести?
и даже тут - с оружием. И ему это, в бицепсах рубашка тесновата :crazylove: Ах черт, какой он офигенный в теплом свете, расстегнутый на все пуговицы, и так весь гладкий и совершенный мурмурмурмур :crazylove:

А на второй котик в своем репертуаре. Одевался я такой утром и вдруг внезапно решил вытащить катану. Что это он ее решил вытащить, врагов увидел или опять кого-то хочет впечатлить? Поза такая причем, явно не для удара, все-таки Верджил перед кем-то крутит хвостом :crazylove:
На обоих фотках картинках незримо присутствует кто-то второй! :crzgirls:

ЫЫЫ же, ах СПАСИБО СПАСИБО ВАМ :heart::heart::heart:

ну вот, теперь Вергилия можно представить не только в мрачняке, а еще и в расстегнутой рубашке :inlove:

2017-06-08 в 04:12 

yamari
морген, морген, нур нихт хойте - заген алле фаулен лёйте
волнуюсь все-таки - кто бы выиграл конкурс стриптиза - Данте или Верджил? Данте привык, что все на виду, он непосредственный, но зато Вергилий расстегнул пуговку - и ползала выпало в розовые сопли.

2017-06-08 в 23:00 

Xian
I'm an alien, I'm a legal alien (c)
:squeeze:
На первой он правда очаровательный - такой спокойный, довольный, даже счастливый. Кое-кто там 100% незримо присутствует, 100%.
А на второй, вот точно, поза с обнаженной катаной не вяжется. Я раньше не замечала. Взгляд мастера все видит, все! :inlove: На Ваших работах у них всегда такие позы, что энергия через монитор бьет и динамично - не то слово. :inlove::crzfan: Вот где как будто фотографии.
Верджил, конечно, может из любой позиции на салат порезать, но что-то у него тут такое игривое в выражении лица кроется... Наверняка Вы правы, и сюда Кое-кто тоже прокрался. :inlove:

Конкурс стриптиза... С участием обоих... :buh:
Вопрос в том, кто будет жюри. Кто способен пережить такое, не скончавшись от разрыва сердца и кровотечения из носа. Если это публика, ну хотя бы девушки ДМК, то я бы поставила на Данте. Верджил дальше верхней пуговицы не зайдет, если они его каким-то чудом туда и затащат, а младшему по приколу, он еще и разгуляется и артистизм включит. :alles:
А вот если дело в приватной обстановке, с восхищенной партнершей по продолжению банкета, то, думаю, выиграл бы Верджил. Невозмутимостью бы взял. :crazylove:

URL
2017-06-09 в 04:10 

yamari
морген, морген, нур нихт хойте - заген алле фаулен лёйте
И он на первой еще откровенно красуется! Таз на смотрящего развернут, головку наклонил, шею показывает, мурмур, уязвимое место! Верджил, ну кого ты там окучиваешь?
Одобрение от Вас - это просто невыразимо приятно :shame: Спасибо!!! :heart::heart::heart:

Блин, как точно, как точно про жюри! :beg::beg::beg: как же я Вас обожаю.:hash2:
Весь мозг вчера сломала - можно ли как-то затащить Вергилия на такой конкурс участником, если публика сборная? Например, сидели ребята в баре-сидели и тут !внезапно!
В неизмененном состоянии сознания наверняка бы никада и низашто. На спор ему на фиг не сдалось. Замотивировать его ну чем можно? Нет ни у кого во всем ДМС ничего, что ему нужно, разве что амулет Данте, но блин, ситуация "станцуй, а я тебе дам" - это из области тяжелой шизы...
А вот если бы Верджил был слегка основательно набравшись?


Вергилий еще тем прекрасен, что он такой, как Вы сказали, горячий под своей оболочкой :inlove: Типа "у меня есть, но фиг я вам дам".
Данте с самого начала в невыигрышном положении, ему почти нечего снимать! Народ привык!
как повезло участникам банкета, ЫЫЫЫ:heart:

2017-06-09 в 04:12 

yamari
морген, морген, нур нихт хойте - заген алле фаулен лёйте
простите, это ничего, что я тут спамлю? может Вам удобней будет в другом какое-нибудь месте?

2017-06-10 в 15:48 

Xian
I'm an alien, I'm a legal alien (c)
Спам от Вас это не спам, а концентрированная радость! :heart: А радость хороша везде! :squeeze:
Я почему-то думала, что на первой Некто стоит слева и Верджил к нему голову и повернул. Но в любом случае, он такой там прекрасный, совершенно мур! :inlove: Ему явно хорошо, по-настоящему, по-доброму, это большая редкость и радость, увидеть его таким.

можно ли как-то затащить Вергилия на такой конкурс участником, если публика сборная?
Сложная задача! Даже если у кого-то что и нашлось, чем можно было его туда заманить, это же Верджил, он же придет и возьмет сам, силой. Даже у Данте, эх. По крайней мере, попытается. И споить его должно быть очень сложно при таком уровне регенерации, как в третьей части у них. Пока не вырос, еще, наверно, можно было. А теперь он выпить-то, может, и выпьет, да пока до сцены дойдет, все выветрится. К тому же нет гарантии, что он пьяным полезет танцевать, а не с братом драться, не уснет или просто не уйдет, шатаясь, в темноту, объявив, что вот теперь-то весь мир его.
У меня мелькнул вариант, что Данте мог бы такое требование озвучить в качестве ставки в драке. Карточный долг и все такое, не отвертеться, хехе. :crazylove:
С другой стороны, если сУрьезно и если у братьев в данном гипотетическом случае по-настоящему хорошие отношения, не думаю, что Данте бы стал вынуждать брата к чему-то ему неприятному и не желаемому. Хотя, в качестве мсти...

Данте с самого начала в невыигрышном положении, ему почти нечего снимать!
Так он мог бы одеться специально для такого случая! :-D

URL
2017-06-11 в 07:07 

yamari
морген, морген, нур нихт хойте - заген алле фаулен лёйте
просто не уйдет, шатаясь, в темноту, объявив, что вот теперь-то весь мир его.
ЛОЛ это бесподобно!!! :lol::lol::lol: огосподи, как же хочется, чтобы Вы написали такой фанфик. Вы даже из неудавшегося стриптиза такую конфету делаете!

У меня мелькнул вариант, что Данте мог бы такое требование озвучить в качестве ставки в драке. Карточный долг и все такое, не отвертеться, хехе.
А Верджил стал бы держать слово? Ой, хоть бы стал! Вергилий, карточный долг - это святое!
Хотя, в качестве мсти... муахххахаха. "Вергилий, помнишь, что ты прошлый раз заставил меня делать, когда выиграл? не помнишь? а я помню :smirk:"
Так он мог бы одеться специально для такого случая! но мы помним и любим его в узеньком бронелифчике! он будет мерещиться даже сквозь телогрейку :gigi:
:squeeze::squeeze::squeeze::heart:

2017-06-12 в 01:14 

Xian
I'm an alien, I'm a legal alien (c)
У Вас лучше получится! :inlove::yes: Тут легкость ведь нужна, а я скачусь в ангст, ой, скачусь.

"Вергилий, помнишь, что ты прошлый раз заставил меня делать, когда выиграл? не помнишь? а я помню "
Точно! :five:

но мы помним и любим его в узеньком бронелифчике!
Мы да, но, может, не все члены гипотетического жюри его в этом видели. :lol:

URL
   

A dark and dusty chest

главная